Не стоит лишний раз повторять, что любая психология и антропология по крайней мере должны нести человеку избавление от душевных страданий. Итак, возникают вопросы:
Каковы причины страданий?
Какие пути избавления от них?
Нужно понять, должен ли путь избавления являться обязательно монашеским путем отречения от мира.
Попытка решения этих экзистенциальных проблем и составит основу данной работы.
Причина любого страдания заключается в несоответствии, в конфликте одного аспекта
(психического или же социально - политического) над другим противоположным первому. Преобладание какой бы то ни было положительной тезы над антитезой. Любая целостная замкнутая система, будь то психика здорового человека или мирно функционирующей группы людей, под воздействием определенной внешней силы либо трансформируется, либо вытесняется в область противоположную воздействию. Это очевидный принцип позволяет понять причину многих конфликтов, дисгармонии, экстремизма. Если внешней силе приписывается внутренний атрибут системы, то неизбежен внутренний конфликт системы. Ведь под воздействием этой силы система непроизвольно вытесняется в противоположную сторону. В этом случае система рушится, превращаясь в антагонистические осколки. Реальный современный Мир наполнен множеством воззрений, сил, поэтому, пожалуй, единственным способом сохранить любой системе целостность и жизнеспособность является принцип космополитизма. Любая система должна быть открыта воздействию как можно большего числа внешних сил, при этом ни одной из внешних сил не должны приписываться внутренние атрибуты системы. Своеобразная открытость и восприимчивость ко всему внешнему и вместе с тем внутренняя защита от любых попыток идентификации внутренних атрибутов с каким бы то ни было конкретным внешним проявлением. На первый взгляд это формальное приятие и не подразумевает структурного и кампаративсткого анализа, однако такой анализ, как легко видеть, совершенно излишен. Все внешние воздействия в силу их великого множества и хаотичности компенсируют друг друга, сохраняя систему в ее первозданной целостности и гармонии, вместе с тем обогащая ее духовно и культурно. Итак, ключевым понятием концепции космополитизма - гармония. Гармония это и есть единственный путь избавления от страданий путь целостности и, как увидим, единственный путь совершенного творчества человека. Гармония видится мне в динамическом равновесии всех тез и их антитез, такая гармония достигается путем компенсаций внешних воздействий. В таком определении термин гармония схож с Тао, Атманом, трансцендентальной функции аналитической психологии. Хочу отметить, что эта гармония, нулевая ось, где сливаются противоположности, изначально заложена в нормального человека, является стержнем его сознания, от которого он судит о мире. Возврат к этому стержню – это и есть очищение и возрождение. Подобное возрождение, возврат в чистоту и непредвзятость можно увидеть в символе ребенка. Станьте детьми и обретете Царствие Небесное,- учил Иисус Христос.

Но существует на первый взгляд и другой путь – монашеский путь отречения от мира. В монашеском уходе от всех внешних воздействий невозможно достичь гармонии. Этот путь внутренне противоречив, ведь избирая любой путь аскезы, мы непроизвольно подпадем под ограничение и воздействие этой аскезы и вытеснение сознания в сторону противоположной аскезе, неминуемо приходим к конфликту. Монахи часто говорят, что это искушение дьявола, приносящие страдания, но это лишь аллегория, сами монахи, выполняя аскезу, и вселяют в себя искушения и осознанно идут на такой внутренний конфликт. Исход в такой ситуации, как путь самосохранения – только сумасшествие, когда личность само разрушается, дезинтегрируется. Множество примеров тому можно увидеть в любой тоталитарной секте или на людях фанатично преданных одной идее.
Путь отречения диалектически неполон ведь, он олицетворяет только первое отрицание природы. Но за ним должно идти и отрицание отрицания, т.е. возврат к природе, но уже одухотворенной, которого нет в монашеском пути. И здесь я сторонник Фихтовсокого применения диалектики к личности.
Показателен в этом плане пример просветления Будды, который тщательно скрывают от неофитов буддизма. История эта столь поучительна, что стоит ее привести здесь вкратце.
Почувствовав, что силы оставляют его, Будда решил уединиться. Однако, видя состояние учителя, с ним остался самый преданный и продвинутый ученик. Не скрылось от ученика мрачное состояние духа Будды. Тогда ученик попросил поделиться тем, что так гнетет его учителя. Будда с грустью впервые сознался, что так далек он от желанной нирваны, а ведь смерть уже близка. Тогда ученик осмелился на самый трудный и опасный вопрос:
- Учитель, ты учишь нас избавляться от всех желаний, но разве достижение нирваны – не есть наше самое сильное и последнее желание?
На этот вопрос Будда не нашел, что ответить, возможно, впервые осознав это противоречие до глубины. Он лишь покачал головою в знак согласия и сказал:
- У каждого свой путь, я уже ничему не могу научить.
На следующий день Будда спал и ел, сколько хотел, впервые за годы аскезы, он не говорил ни слова об учении, и вместе с тем лицо его светилось внутренним светом осознания великой тайны. В этот день он умер. Такова истинная история просветления Будды.

Итак, мы останавливаемся на пути достижения гармонии как динамического равновесия всех тез и их антитез. Природа всякого раздвоения целостного Бытия в сознании на правое и левое, доброе и злое и т.д. лежит в ограниченности сознания - скорее даже ограниченности рассудка. И это фундаментальное свойство природы: любая ограниченная система расщепляет поток на противоположные составляющие в том или ином виде. Так работает и рассудок, подчиняющийся законам бинарной логики.
Но коль скоро наша природа изначально ограничена, мы с необходимостью сталкиваемся с проблемой выделения противоположностей. Как нам, имея изначально такую природу, преодолеть ее ограничения? Вот в чем вопрос.
Я вижу главной задачей любой философии и психологии направленной на решение экзистенциональных проблем - выявление и глубокое изучение качественное, а возможно и формализовано количественное как можно большего числа антимоний.
Важно будет осознать, как влияет на психику любые воздействия, чтобы понять наиболее оптимальные пути компенсаций. ( работа в этом направлении, я надеюсь, будет вестись, особенно в плане формализации психических явлений; в общем случае психика-рассудок может рассматриваться как некая аппаратная функция, тогда зная состояние человека и его аппаратную функцию можно восстановить, решив обратное уравнение Фредгольма, внешние воздействия, вызвавшие данное состояние и соответственно определить компенсирующие воздействия. Это все очень интересно, и думаю озвученные здесь принципы будут развиты в будущем и лягут в основу развития искусственного интеллекта. ) Принцип компенсации внешних воздействий должен встать во главу угла.

Когда достигнуто состояние гармонии, наступает предел рационализирования и взвешивания, начинается транцседентальное раскрытие тайны человека. В свободном творчестве спонтанно человек раскрывает свою природу из абсолютной свободы гармонии. Так из пустоты Дао рождается десять тысяч вещей, новые миры. Так рождается Вселенная из вакуума в современной космологической теории. Как это происходит - остается мистической тайной. Вот и человек в состоянии гармонии спонтанно творит миры. Формально мы можем описать так процесс: пустота (гармония) рождается приятием всего, но в компенсирующем ключе, далее происходит спонтанное отрицание пустоты, а это и есть рождение целого мира, причем совершенно нового, не являющегося
простой комбинацией частей окружающего.
Вопрос смерти – пожалуй, один из важнейших для человека. Смерть в первую очередь – это абсолютное отрицание душевного состояния на момент смерти. И если психика человека в следствие вытеснения внешней силы погружена в антитезу внешней силы, то в момент смерти происходит изменение полюсов и преображенная смертью психика погружается в обратную сторону т.е в сторону той внешней силы. Данная теория легко описывает процесс реинкарнации. Действительно, если человек своими действиями к чему то привязан внешнему, то после смерти он обращается в атрибут своей привязанности. И лишь над гармоничным человеком и миром смерть не властна, ибо такие системы инвариантны к отрицанию. Именно это и утверждалось в мифе о вечности даосов.
Так, исходя из рациональной установки о действии рассудка, как автомата ищущего компенсирующие воздействия ко всем действиям, мы приходим к мистической тайне человека к его трансценденции.