RSS лента

Маленькие вредности

Berlin Stadtrundfahrt und das Holokaust Museum

Оценить эту запись
Это случилось однажды, а значит, это может повториться снова
Это может случиться где угодно...
Это даже может случиться с вашими детьми...
В этом суть того, что мы должны сказать.


Примо Леви

Berlin Stadtrundfahrt und das Holokaust Museum

Но рассказывать, несмотря на эпиграф, я сегодня буду не только о Холокосте и войне, хотя, признаться, именно Берлинский мемориал оказал на меня огромное впечатление. Рассказывать сегодня я буду обо всем понемножку.

В минувшие выходные (точнее уже пару недель назад) у нас с Ли наконец-то появилось немного времени чтобы посмотреть город. До этого все ограничивалось быстрыми набегами в ближайшие парки, которые, несмотря на то, что были очень неплохи и комфортабельны, все же не являлись достопримечательностями. Вот так выходит, что того самого Берлина, который показывают всем приезжим, мы как раз и не видели.
Парков в Берлине, кстати говоря, много. Они очень зеленые, живописные. Как я уже говорила, воздух в Германии чистый даже в центре города и возле автомагистралей, а уж в парках он чист просто запредельно. Если вы гуляете вечером, будьте готовы к тому, что на дорогу перед вами выбежит зайчик, попрыгает мимо вас и унесется вдаль. В Тиргадене (один из самых больших и известных парков Берлина), можно встретить и разных других животных, в том числе и лис, которые будут следовать за вами некоторое время (вероятно, в надежде получить кусочек курочки, или сыра, вот уж не знаю).

В парках установлено много клевых качелей, на которых с удовольствием катаются даже взрослые. По крайней мере, я! Еще у немцев, конечно, всегда и везде можно пить пиво, чем люди с удовольствием пользуются. Мы с Ли тоже полюбили положить ужин с собой в коробочку и выбраться на лавочку, открыть бутылочку.. ээ.. я обычно беру сидр с черникой, а благоверный мой не пьет, ибо имеет интересную особенность падать под стол с полувзгляда на алкоголь. В общем, ужины на свежем воздухе крайне популярны среди всего местного населения, и мы не отстаем.

Парки, как правило, засажены потрясающей красоты цветущими деревьями. Я не знаю что за они, но цветы пушистые, розовые, и когда видишь такую цветущую аллею - сразу хочется по ней прогуляться.







Это фотография из старбакса (чтобы вы знали, в Беларуси нету старбакса, поэтому каждый, выехавший за границу и попавший сюда,просто обязан сделать форточку!). Кофе,кстати, лично у меня был очень даже хорош. А вот в фамилии моего супруга они сделали ошибку! Даже две, если считать две буквы ее ))




Однако, в минувшие выходные звезды наконец сошлись правильно, и мы выбрались на обзорную экскурсию по городу. Экскурсия была бесплатная, организованная какой-то молодежной компанией энтузиастов-любителей, и заключалась, в общем-то, в том, что нас просто провели по всем тем местам Берлина (ну или какой-то их части), к которым стоило бы присмотреться получше и потом вернуться.
В тот день было, на мой взгляд, жуть как холодно - вроде и солнце светит, но ветер прям ледяной, - впрочем, Ли, к удивлению всей экскурсионной группы и шоку экскурсовода, все равно не возжелал надевать пальто, как я его ни уговаривала, размахивая руками, указывая за окно и жестикулируя от слова жесть. В процессе он все утверждал, что ему тепло. Ну-ну.

В общем, нам показали Александерплац с часовой башней, известным в Берлине местом встреч, и телебашней - одной из самых высоких точек Берлина (или даже самой высокой), с которой, уплатив где-то десять евро, можно посмотреть на город. Можно кстати еще зайти в отель, что напротив башни, подняться на последний этаж в ресторан, купить кофе и любоваться на город, да еще и телебашня попадет в объектив фотика. Ни туда, ни туда мы в тот раз не поднялись, так что вот просто фотки башни.









Потом мы зашли за угол, и я обнаружила огромную площадь с фонтанами, ресторанами-туристами и всем причитающимся стаффом. И, после проживания в области плотненькой гдр-овской застройкой, это вызывало бурный восторг, конечно же.



Телебашню, кстати, тоже построили при ГДР, в попытке доказать, что у них страна очень развитая, и даже башню могут построить, которая достанет почти до Луны. )) Интерес в том, что когда на востоке закончили строит башню, на западе как раз уже кто-то полетел на ту самую луну. Припозднились они с башней короче.

Захватив по дороге в объектив какую-то церковку, мы двинули на остров музеев (это и правда остров, со всех сторон окруженный водой). И я нафыркала Берлине Дом (собор), в который тоже можно зайти и посмотреть, что мы с Ли обязательно сделаем на каких-нибудь других выходных. И еще музеев.
В одном из музеев, кстати, хранится бюст Нефертити (которая вроде как должна быть красивейшей женщиной на земле, но, говорят, просто тетечка) и еще тут находится - алтарь.. как его.. Пергамский Алтарь, вот. Говорят, знаменитый, большой и интересный. И вот до него мы дойдем обязательно, ибо я большая поклонница греческих мифов, читала их в детстве раз наверное сто, и до сих пор люблю. Ли хоть и не поклонник мифов, по пойдет, ибо не отпускать же меня одну бегать по этому краю напуганных немецких молодых людей.



Обновлено 07.05.2016 в 01:21 Mice

Категории
Без категории

Комментарии

  1. Аватар для Mice


    Перейдя мост (кстати, мост очень красивый, но времени на фотки мне отведено не было, поэтому я и не успела), мы подошли к университету имени Гумбольта. Университет знаменит тем, что здесь училось/бывало/работало что-то около девятнадцати(!) нобелевских лауреатов! Сам Гумбольт, и знаменитый писатель сказочник, я не помню, Грим, Грин или еще кто-то на Г, и Карл Маркс, кстати, и даже (!) сам(!!!!) Альберт Эйнштейн! Так-то )))





    С площадью перед университетом связаны грустные события. В тридцатых годах в Германии, в период зарождения нацистских настроений, на площади неподалеку (вроде как даже на острове музеев) какой-то политический деятель выступал перед толпой, говоря что-то в стиле "мы, простые рабочие, не поддадимся на провокации этих ученых, интеллигентов, гомосексуалов и.т.д., нам не нужные их замуные книжки, сжечь!" Взбудораженная толпа двинула в университет, вынесла из библиотеки коллекцию действительно уникальных, редких, оригинальных авторских книг и сожгла их прямо на площади. Этот случай стал примером первого массового помешательства, того, как талантливый оратор может манипулировать нормальными, в общем-то, по отдельности, людьми, превращая их в кровожадную толпу.



    На университетской площади размещен мемориал сожженным книгам, и цитата человека (вот уж не помню кого, но кого-то знаменитого), родившегося и умершего задолго до тридцатых годов, задолго до мировой войны и до всех этих событий: "Сжигающий книги однажды будет сжигать людей". Как мы с вами знаем, так оно через несколько лет и произошло. До мурашек пробирает, как иногда чьи-то слова опережают время и предвидят будущее. Жаль только, что плохие предсказания тоже имею тенденцию сбываться.

    После музейной площади мы побежали на площадь возле Берлинского концерт-Холла, музея гугенотов, и чего-то еще, в общем-то, по сути своей представляющего интерес средневековой красивой архитектурой и общей уютностью и милостью места, где приятно посидеть, послушать уличных музыкантов, съесть мороженое и погреться на солнышке.





    После непродолжительной остановки на обед (мы с Ли метнулись в старбакс и заточили по кофе, ибо неплохо позавтракали в тот день) - двинули дальше. После осмотра красивых средневековых достопримечательностей предстояло ознакомиться с более мрачными вехами в истории Берлина. А именно, посмотреть на один из сохранившихся участков Берлинской стены.



    Стена была построена после войны – когда союзные войска захватили часть Берлина. И вообще говоря, это печальное событие. Стена не просто ограничила свободу людей, право выбора, что само по себе преступление против личности. Стена разделила семьи, отделила детей от родителей и мужей от жен. В одной из частей города стена разделила жилой дом так, что входные двери оказались в ГДР, а окна – в западной Германии. Люди прыгали из окон, ибо не желали несвободы. И я понимаю их. Ограничение свободы личности, да еще такое сильное – никому не понравится. Большое количество людей погибло, пытаясь перебраться через стену. Да. Я знаю, что нацистская Германия, разгромленная Сталиным, творила неисчислимое количество преступлений на протяжении всего времени существования. Только вот это еще не повод прикрываться чужими ошибками, оправдывая собственные. Немцы помнят войну, гораздо больше, чем мы. Они прилагают усилия дабы не повторять ошибок. Они борются с неонацизмом, учат своих детей тому, как ужасно это было. Даже их мемориал, посвященные Холокосту – гораздо, гораздо более пронзительный и искрении, чем все те пафосные музеи, посвященные войне, что я видела на своей Родине. А вот мы не помним собственных ошибок. Хотя они были, и не малые. Чаще всего, против своих же собственных граждан.
    Ну да оставим прошлое в прошлом. В общем, потом мы увидели музей Холокоста, и мемориал (музей находится под землей), посвященный ему же. Это очень впечатляюще. Оба (и музей, и мемориал) – абсолютно бесплатны, при том, что там наличествует полный сервис, как охрана, смотрители, ухоженная территория и.т.д. и.т.п. Впрочем, учитывая конские налоги в стране, понятно, на какие средства мемориал содержится, и это еще одно доказательство бережного отношения немцев к истории.



    Честно говоря, мемориал потрясает. Когда он открылся, создателя спросили: скажите, что вы хотели передать, создав мемориал именно таким, какой он есть? Но архитектор не дал ответа на этот вопрос. Пусть каждый, вошедший, сам осознает и решит, что это для него означает – такой был ответ.


    Обновлено 07.05.2016 в 01:21 Mice
  2. Аватар для Mice


    Я не определилась до конца, что это было для меня. Но какое-то понимание определенно пришло. Эти плиты, когда только подходишь и смотришь на них, кажутся какой-то глупостью. Ну что за странное место, что это? Если попытка изобразить могилы – то почему разной величины?
    Но наш гид попросила нас пройти через мемориал и встретиться с ней на другой стороне. И когда мы оказались внутри… сначала будто ничего страшного – ты идешь и идешь (я пыталась следовать за гидом). Плиты вокруг тебя растут немного в высоте, незначительно. И это кажется все еще чем-то глупым, странным и игрушечным. И даже когда ты внутри, и внезапно выросшие стены застилают солнце, хотя чувства уже меняются – еще не понимаешь, что произошло. Когда с облегчением выходишь обратно к свету, миновав середину - приходит легкое осознание.
    Внутри мемориала всегда тьма. Плиты имеют разную форму сверху, и приходится изгибаться, чтобы увидеть небо или солнце. Стены давят, когда ты внутри. Ты невидишь, кто идет перед тобой, кто за стеной и кто за тобой. Рядом идти невозможно – пространства хватает только на одного человека. Ты начинаешь терять тех, кого любишь – вот вы вроде вместе, один за другим, потом ты свернул - кажется, был так близко.. но для человека что шел за тобой не так просто будет тебя найти, ибо поворотов тут тысячи. Вокруг темно и холодно, ты ощущаешь себя мелким, беспомощным и очень одиноким. Хочется выйти уже через полминуты после того, как зашел. Это правда. И, когда плиты начинают потихоньку уменьшаться, когда выходишь из этого мрака к солнцу, чувствуешь, как прекрасно здесь, снаружи, вдали от этого места. Люди сидят, улыбаются, греются на солнце и смеются. И друзья и любимые снова рядом. Что хотел сказать скульптор? Испытывали ли жертвы холокоста подобные чувства, увеличенные стократно? Я не знаю. Но я сделала для себя выводы. Могу только сказать, что когда я, так четко следовавшая за гидом, через пару секунд не смогла его обнаружить, когда мы с мужем, вроде так близко шедшие, разминулись после очередного поворота, когда я столкнулась с совершенно незнакомым человеком лицом к лицу внутри этих тонких стен (кто он, друг или враг?), - я чувствовала себя абсолютно беспомощной там, внутри. Я сделала для себя выводы. Музей, который находится под мемориалом, вызывает еще более сильные эмоции, чем само место. И я всем советую, будучи в Берлине, посетить его. И решить, что это значит именно для вас.



    После мемориала Холокоста мы дошли до Брандебургских ворот – символа Берлина, где и окончилась наша экскурсия. Это было интересно, познавательно и весело. Экскурсовод получила свои чаевые, мы – красивые фотографии. И разошлись.




    Мы с Ли вернулись к Холокосто-комплексу и спустились в музей…
    Знаете, я была в музее ВОВ в Беларуси. Не знаю, как новый. Старый не действовал на меня совсем. Может, потому, что там было слишком много вещей, и они все были маленькие, и не было как-то какой-то линии или сюжета, чтобы на них обратить внимание. Музей в РБ, по сути, просто являлся складом старых вещей, и больше ничем. Вот захожу я туда, и вижу, скажем, витрину, и на ней куча мелких вещей - партзначок, фотография человека, как правило, черно-белая, ложка рядом, серебряная. И написано – ложка времен 1942 г. И вот смотришь ты на эту ложку, и думаешь, как же СКУУУУЧНООО было во время войны. И не понятно, что этой ложкой хотели нам сказать создатели музея.
    Немцы построили свои музеи иначе. У них все завязано на игре света и тени. С самого входа тебя ведут за собой яркие пятна экспонатов в полумраке зала, и музыка в каждой комнате соответствующая. И экспонатов в каждом круге света немного, они хорошо понятны, просты, даже если это просто надпись с текстом. И внимание останавливается на них, ты читаешь, и ты понимаешь. Из музея не хочется выходить, хочется пройти его весь, узнать еще и еще, понять, почувствовать то, что тебе пытаются сказать. Я пишу эти слова после посещения уже нескольких музеев Германии и я имею четко сказать: каждый из них был не просто скучным учебником или унылым складом хлама, где ты даже не можешь ничего потрогать. Каждый музей тут несет в себе смысл для человека, в него вошедшего. И именно это делает посещение увлекательным.
    Я читала и читала надписи на стенах, читала историю возникновения и развития нацизма, читала, как легко может простая нетерпимость перерасти в геноцид и сжигание людей в печах. Это была только первая комната, пролог, общий обзор, но она оставляла впечатление. Поразительно, с какой пронзительной честностью здесь было рассказано обо всех ужасающих подробностях деятельности третьего рейха. Я фотографировала. Вначале мне казалось, что каждая фраза, каждое слово, увиденное здесь, имеет огромную ценность и не должно быть потеряно. Все что я видела было наполнено смыслом – каждое предложение было построено так, что стать не просто скучной фразой из учебника, но донести что-то до пришедшего сюда.

    Музей состоит из нескольких комнат. Первая- введение. История возникновения нацизма, становления, перехода в геноцид, падение, выводы и количество жертв.
    Вторая – комната памяти. Тут публикуются отрывки из дневников и писем жертв холокоста. Как переживали отдельные люди трагедии. И вот эта комната меня впечатлила больше всего. Именно здесь происходит обезличивание погибших. Когда ты читаешь, что где-то было уничтожено 6 млн. людей – это просто цифры. Когда ты читаешь письмо маленькой девочки, написанной отцу, о том, как отчаянно она хочет жить и как боится смерти, и что уже знает, как умрет – это совершенно другое впечатление.




    Еще одна комната – комната семей. Там показаны истории семей. Как и сколько их было до войны, и кто выжил после. Как погибли остальные.
    Самая знаменитая комната – комната имен. Там озвучиваются имена всех жертв холокоста один за другим, на двух языках. Говорится, как они родились, где жили, как умерли. Шесть миллионов людей. Чтобы прослушать имена всех их, вам понадобится остаться там на шесть лет, восемь месяцев, двадцать четыре дня и семь часов (если я правильно запомнила, но что-то около того).
    Там, в темноте, сидя на бетонных плитах и слушая имена умерших, представляя, как они выглядели, кем были, как были обезличены и обесчеловечены фашистским режимом, и как умерли – понимаешь масштаб разыгравшейся трагедии.
    После попадаешь в комнату, которая, я не помню, как называется, но там перечисляются все места уничтожения, как Освенцим, Майданек, Бухенвальд, Треблинка и тому подобные. Есть и Малый Тростенец, что под Минском.

    Посетив после этого комнату с перечислением остальных мемориалов жертвам геноцида в других местах и видеоархив, вы выходите из музея, и неожиданно оказываетесь окружены каменными плитами. Не в середине мемориала, но все равно около. И это, вновь, заставляет вас почувствовать себя в западне. После всего увиденного и осознанного, внезапно встать на место жертв, острее ощутить себя и понять что-то.

    И вот только после этого, выйдя на солнце, на воздух, под чистое голубое небо, ты внезапно осознаешь, как чертовски хочется жить. Как сильно, невообразимо хотели жить те шесть миллионов людей, замученные голодом, холодом, сожженные и отравленные газом. Этот музей, в отличие от многих, не просто собрание старых вещей. Он говорит громко, во весь голос, правду. Пускай неприглядную, но необходимую. Он предупреждает, и одновременно вселяет еще больше желания жить. Освободившись от плена каменных стен мемориала, вдруг слышишь его голос: Живи. Смейся, люби, радуйся. Ешь хорошую еду. Заботься о себе. Люби людей вокруг. И никогда больше, даже в глубине своего сердца, не давай шанса повториться тому, о чем сегодня услышал.




    Я закончу сегодняшний пост теми же словами, которыми и начала, только на картинке. Эпиграф этот - не мой. Это из музея. Это цитата из книги Примо Леви - итальянского писателя и бывшего узника Освенцима - "Канувшие и спасенные".
    После посещения музея я начала читать книгу, и мне пока что нравится.

    Потрясающее место и потрясающий памятник.

    А о чем-нибудь другом, менее пафосном, я расскажу вам в следующий раз.
    Обновлено 07.05.2016 в 01:23 Mice
  3. Аватар для Tauc
    Какое душераздирающее художественное решение - этот мемориал Холокоста. Казалось бы с виду - ничего такого, но как ты, Аня, всё описала - так я больше суток просто не знаю, что и сказать, кроме того, что и на читателей твой рассказ производит очень сильное впечатление.
  4. Аватар для Mice
    Tauc, Я рада, если действительно удалось хорошо описать. Это лучше видеть, конечно. А не знать что сказать - это нормально. Даже хорошо иногда

Трекбэков